Сравнительная характеристика деятельности НПФ в РФ и Республике Чили


Чили - страна-пионер в области развития новой модели пенсионной реформы. Каждый работник формирует личный накопительный вклад, который затем становится его будущей пенсией.

Пенсионная реформа стартовала в Чили в 1981 году, через семь лет после военного переворота. К тому времени стало ясно, что государству угрожает дефолт по его социальным обязательствам и даже кредиты МВФ, ВБ и финансовая помощь со стороны США вряд ли помогут избежать его. К 1981 году в Чили резко возросло число пенсионеров и резко сократилось работающее население. Если в 60-е годы на одного пенсионера приходилось 12 работающих, то к началу 80-х годов это соотношение уменьшилось до 1 к 2, 2, то есть почти в 6 раз. Так возникла необходимость перехода от распределительной пенсионной системы к накопительной - такой, где каждый сам обеспечивает себе безбедное существование в старости.

Тогдашнего лидера Чили генерала Аугусто Пиночета обвиняли в нарушении прав человека. Однако вряд ли кто-либо стал бы обвинять его в нерешительности. К проведению пенсионной реформы руководство страны приступило без промедления. При этом ни о какой информационной работе с населением и ни о каких вариантах общественного обсуждения проекта реформы речи не шло. Пиночет полностью положился на мнение "чикагских мальчиков" - своих экономических советников - и американских экспертов, которые также приняли активное участие в проведении реформы. Они предложили не одну, а несколько схем формирования пенсионных накоплений. Работающий чилиец мог выбрать систему "плановых выплат". В этом случае средства, которые он отдал в пенсионный фонд, поступают в распоряжение компании-администратора. А та, разделив полученную сумму на определенное количество лет, выплачивает застрахованному лицу фиксированную прибавку к пенсии. Преимущество этой системы состоит в том, что оставшиеся после смерти пенсионера деньги могут унаследовать его родные, благо они считаются собственностью застрахованного лица и передаются по наследству.

Несмотря на это, немногие чилийцы пользуются схемой "плановых выплат". По истечении "плановых лет" компания-администратор перестает выплачивать пенсионеру что-либо: он "пережил" отведенный ему срок и больше не имеет право на какие-либо накопления. А так как подобная опасность есть всегда, чилийцы предпочитают иную систему - пожизненную ренту. Пенсионеру, избравшему ее, не приходится бояться, что он "заживется" на свете. Деньги рассчитаны так, чтобы их хватило на 30-40 лет после выхода человека на пенсию (в Чили пенсионный возраст наступает в 60 лет для женщин и 65 лет для мужчин). Зато после смерти застрахованного лица его родственники утрачивают какое-либо право на получение оставшихся пенсионных средств. Деньги переходят в собственность страховой компании. Легко убедиться, что и эта схема имела свои недостатки и достоинства. Но именно она оказалась более популярной: страх, как отмечали эксперты, поборол жадность.

Однако выбором системы "пенсионные" проблемы не ограничились. В Чили 80-х годов, как и в современной России, широко практиковались выплаты "серых" зарплат. Предприятия, пытаясь избежать уплаты налогов, выводили "в белую" лишь минимальную часть своих расходов по заработной плате. В результате такими же минимальными оказывались пенсионные накопления чилийцев - во всяком случае, подавляющего большинства участников новой пенсионной системы.

Решение проблемы было найдено быстро, и оно оказалось весьма эффективным. Будущие пенсионеры по закону получили право переводить в пенсионные фонды столько средств, сколько они считали необходимым, но не менее 10% от суммы своей заработной платы. После этого поток денег в пенсионные фонды стал куда более активным: чилийцы поняли, что теперь только от них зависит, получат ли они "прибавку" на старости лет или вынуждены будут коротать последние годы жизни в нищете.

Когда эту проблему решили, на повестке дня оказалась другая: кто реально будет осуществлять накопление пенсионных сбережений? В дореформенный период в Чили деньги аккумулировались в государственном пенсионном фонде. В первые годы перестройки системы возникли 25 негосударственных пенсионных фондов (НПФ). Им передали свои сбережения до двух третей работающих граждан страны - совсем неплохой показатель, если учесть, что разъяснительной работы с чилийцами государство не проводило. Эти фонды могли только накапливать средства, а управляли ими специальные компании-администраторы (АПФ). В начале реформы их было больше 15, сейчас осталось только 8. Правда, на чилийских финансовых рынках до сих пор действует "Провида" - крупнейшая компания-администратор, появившаяся еще в 70-е годы и "поглотившая" трех мелких АПФ. Она лидирует на рынке пенсионных накоплений с момента его появления. На сегодняшний день под ее управлением находятся пенсионные накопления 2, 5 млн. чилийцев, или 40% от общего числа застрахованных лиц, что составляет сумму в 11 млрд. долларов.

Перейти на страницу: 1 2 3